Как моло­дая девуш­ка помог­ла Южной Корее в борь­бе с Север­ной и поче­му ей про­сти­ли 115 смертей

Север­ная Корея — это раз­ру­ха, голод и дик­та­ту­ра, а Южная — рай с «Сам­сун­гом», кей-попом и демо­кра­ти­ей. При­мер­но так рас­суж­да­ют люди, вос­пи­тан­ные на анти­ки­мов­ской про­па­ган­де. Меж­ду тем реаль­ность куда слож­нее и инте­рес­нее. Спе­ци­аль­но для «Ленты.ру» извест­ный рос­сий­ский коре­ист Кон­стан­тин Асмо­лов напи­сал цикл ста­тей об исто­рии Корей­ско­го полу­ост­ро­ва и двух госу­дарств, быв­ших неко­гда одним целым. В про­шлый раз мы рас­ска­зы­ва­ли, как южно­ко­рей­ский дик­та­тор Чон Ду Хван пытал­ся остать­ся у вла­сти, рас­ка­лы­вая оппо­зи­цию и пытая сту­ден­тов. В этот раз речь пой­дет о стран­ной ката­стро­фе южно­ко­рей­ско­го пас­са­жир­ско­го само­ле­та и пол­ной несты­ко­вок исто­рии моло­дой шпи­он­ки-тер­ро­рист­ки, кото­рая ока­за­лась на руку вла­стям Южной Кореи.

Раз­го­вор о послед­них днях Пятой рес­пуб­ли­ки Южной Кореи был бы непо­лон без подроб­но­го рас­ска­за о, воз­мож­но, наи­бо­лее извест­ном «пре­ступ­ле­нии тер­ро­риз­ма КНДР». Одна­ко это сло­во­со­че­та­ние автор неслу­чай­но берет в кавыч­ки, посколь­ку собы­тие это­го пре­ступ­ле­ния выгля­дит как сюжет деше­во­го про­па­ган­дист­ско­го фильма.

Для боль­шей нагляд­но­сти пред­ста­вим корей­ские собы­тия 1987 года в совре­мен­ных рос­сий­ских реалиях.
Нака­нуне выбо­ров Вла­ди­ми­ра Пути­на и на фоне про­дол­жа­ю­ще­го­ся кри­зи­са в рос­сий­ско-укра­ин­ских отно­ше­ни­ях, над сте­пя­ми Мон­го­лии взры­ва­ет­ся рос­сий­ский пас­са­жир­ский лай­нер, кото­рый сле­до­вал меж­ду­на­род­ным рей­сом из Австра­лии в Рос­сию с про­ме­жу­точ­ной посад­кой в Китае. Про­ис­ше­ствие вызва­ло шок и широ­ко осве­ща­лось в прессе.

Китай­цы задер­жа­ли тех, кто сошел с рей­са во вре­мя про­ме­жу­точ­ной посад­ки: ста­ри­ка и моло­дую жен­щи­ну с бело­рус­ски­ми пас­пор­та­ми. В момент задер­жа­ния ста­рик покон­чил с собой, при­няв кап­су­лу с ядом, а девуш­ку пере­да­ли рос­сий­ским вла­стям. Вско­ре она начи­на­ет давать при­зна­тель­ные показания.

Ока­зы­ва­ет­ся, девуш­ка — не бело­рус­ка, а укра­ин­ка, акти­вист­ка экс­тре­мист­ско­го «Пра­во­го сек­то­ра» (запре­щен в Рос­сии), все­гда была нена­вист­ни­цей Рос­сии, но зна­ла ее толь­ко по про­па­ган­дист­ским филь­мам. Одна­ко уви­дев, как выгля­дит жизнь в Москве, и бла­го­да­ря хоро­ше­му отно­ше­нию рос­сий­ских сило­ви­ков она отре­ка­ет­ся от про­шлых взгля­дов, гото­ва сотруд­ни­чать со след­стви­ем и даже при­ни­ма­ет православие.

В ходе судеб­но­го про­цес­са девуш­ка рас­ска­зы­ва­ет мно­го душе­раз­ди­ра­ю­щих подроб­но­стей о том, что про­ис­хо­дит в стане вра­гов Рос­сии и на какие гнус­но­сти они гото­вы идти. Ока­зы­ва­ет­ся, что учи­лась она в осо­бо сек­рет­ной шко­ле у тер­ро­ри­стов «Ислам­ско­го госу­дар­ства» (запре­щен­но­го в Рос­сии), где ее обу­ча­ли всем тон­ко­стям шпи­он­ско­го и дивер­си­он­но­го ремес­ла, а зада­ние уни­что­жить само­лет с «мос­ка­ля­ми» она полу­чи­ла от Пет­ра Поро­шен­ко, Джор­джа Соро­са и Миха­и­ла Ходорковского.

Ход про­цес­са и все ее заяв­ле­ния актив­но рас­про­стра­ня­ют­ся рос­сий­ской прес­сой, что помо­га­ет Пути­ну выиг­рать выбо­ры и серьез­но демо­ни­зи­ро­вать Укра­и­ну в гла­зах меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства. Тер­ро­рист­ку при­го­ва­ри­ва­ют к пожиз­нен­но­му заклю­че­нию, затем она полу­ча­ет осо­бую пре­зи­дент­скую амни­стию, после чего выхо­дит замуж за сво­е­го экс-охран­ни­ка и, по неко­то­рым слу­хам, теперь рабо­та­ет в ФСБ.

Реак­ция мно­гих, воз­мож­но, све­дет­ся к «как мож­но пове­рить в столь гру­бую про­во­ка­цию спец­служб?». Одна­ко при­мер­но так выгля­дит реаль­ная исто­рия, слу­чив­ша­я­ся в Южной Корее, а глав­ная геро­и­ня — реаль­ная девуш­ка Ким Хён Хи, един­ствен­ный чело­век, на пока­за­ни­ях кото­ро­го было осно­ва­но реше­ние вклю­чить Север­ную Корею в спи­сок стран-спон­со­ров терроризма.

Тер­ро­рист­ка-пере­беж­чи­ца

29 нояб­ря 1987 года южно­ко­рей­ский авиа­лай­нер, сле­до­вав­ший рей­сом Вена — Баг­дад — Абу-Даби — Сеул с 115 пас­са­жи­ра­ми на бор­ту, вне­зап­но исчез с рада­ров и, пред­по­ло­жи­тель­но, взо­рвал­ся над Анда­ман­ским морем. Про­вер­ка пас­са­жи­ров сра­зу же выяви­ла двух подо­зри­тель­ных лич­но­стей, выда­вав­ших себя за япон­скую семью: они сели на рейс в Баг­да­де и вышли в Абу-Даби, на послед­ней оста­нов­ке погиб­ше­го вско­ре само­ле­та, а отту­да выле­те­ли в Бах­рейн. Вла­сти Бах­рей­на доста­точ­но быст­ро задер­жа­ли их — вни­ма­ние при­влек­ли фаль­ши­вые япон­ские пас­пор­та, где вме­сто фами­лии сто­я­ло лич­ное имя Маюми.

В про­цес­се захва­та «отец» покон­чил с собой, при­няв кап­су­лу с ядом, а «дочь» взя­ли живой и через какое-то вре­мя доста­ви­ли в Рес­пуб­ли­ку Корея (РК) — как раз в канун пре­зи­дент­ских выбо­ров Ро Тхэ У (дру­гое напи­са­ние име­ни — Но Тхэ У или Ро Дэ У). Там какое-то вре­мя девуш­ка про­дол­жа­ла выда­вать себя за япон­ку, затем за коре­ян­ку, но из Китая, а потом при­зна­лась. Ока­зы­ва­ет­ся, она из КНДР, зовут ее Ким Хён Хи.

Даль­ней­шие широ­ко рас­ти­ра­жи­ро­ван­ные при­зна­тель­ные пока­за­ния отра­жа­ли мело­дра­ма­ти­че­скую исто­рию супер­шпи­он­ки, кото­рая полу­чи­ла зада­ние взо­рвать само­лет лич­но от севе­ро­ко­рей­ско­го лиде­ра Ким Чен Ира (на репу­та­ции кото­ро­го после это­го оста­лось несмы­ва­е­мое пят­но). Ока­зы­ва­ет­ся, взрыв само­ле­та дол­жен был ими­ти­ро­вать внут­рен­ний тер­ро­ризм, удер­жать пред­ста­ви­те­лей соц­стран от поезд­ки в Южную Корею и вооб­ще создать ей нега­тив­ный имидж в пред­две­рии очень важ­ной для Сеула Олимпиады-1988

Пока­за­ния Ким Хён Хи вве­ли в обо­рот целую серию убой­ных сви­де­тельств кро­ва­во­сти пхе­ньян­ско­го режи­ма. Ее рас­ска­зы изоби­ло­ва­ли мно­же­ством дета­лей: как она жила в респек­та­бель­ной семье дипло­ма­та и полу­чи­ла воз­мож­ность стать раз­вед­чи­цей; как ста­ра­тель­но учи­лась, пости­гая тон­ко­сти япон­ско­го язы­ка у насто­я­щей япон­ки, кото­рую спе­ци­аль­но для таких дел еще школь­ни­цей похи­ти­ли корей­ские спец­служ­бы; как она была ото­бра­на для «осо­бо­го зада­ния», кото­рое дал ей лич­но люби­мый руко­во­ди­тель това­рищ Ким Чен Ир…

Гово­ри­ла она и о том, как раз­би­лись при столк­но­ве­нии с реаль­но­стью ее пред­став­ле­ния о Южной Корее как о цар­стве бес­пра­вия и нище­ты, и как теперь она пол­но­стью пере­ко­ва­лась и даже при­ня­ла про­те­стант­скую веру

В мар­те 1988-го Ким Хён Хи была при­го­во­ре­на к смерт­ной каз­ни. Но в апре­ле 1990 года ее поми­ло­ва­ли. Сей­час она живет в Сеуле вме­сте со сво­им южно­ко­рей­ским мужем (по одной из вер­сий — ее быв­шим охран­ни­ком), зара­ба­ты­вая лек­ци­я­ми и лите­ра­тур­ной дея­тель­но­стью. Она даже езди­ла в Япо­нию, где рас­ска­зы­ва­ла род­ствен­ни­кам похи­щен­ных япон­цев прав­ду об ужа­сах жиз­ни в Север­ной Корее, а ее доход от книг соста­вил, по неко­то­рым вер­си­ям, око­ло мил­ли­о­на долларов.

Шпи­о­наж для «чай­ни­ков»

Наро­чи­тая мело­дра­ма­тич­ность ситу­а­ции и образ ком­му­ни­сти­че­ской тер­ро­рист­ки, пере­ко­вав­шей­ся при виде реа­лий сво­бод­но­го мира и даже обра­тив­шей­ся в про­те­стан­тизм, наве­ла мно­гих на мысль о про­во­ка­ции. Слиш­ком это было похо­же на ста­рые совет­ские рас­ска­зы о запад­ных супер­шпи­о­нах, кото­рые тем не менее совер­ша­ют гру­бые ляпы — и бди­тель­ная совет­ская обще­ствен­ность выво­дит их на чистую воду.

Одна лишь исто­рия об име­ни, впи­сан­ном в пас­порт вме­сто фами­лии, заслу­жи­ва­ет того, что­бы либо посчи­тать эту вер­сию фаль­ши­вой, либо серьез­но усо­мнить­ся в про­фес­си­о­на­лиз­ме севе­ро­ко­рей­ских шпи­о­нов и поис­кать иной вари­ант раз­ви­тия собы­тий, в кото­ром изло­жен­ные в рас­сек­ре­чен­ных доку­мен­тах фак­ты будут свя­за­ны меж­ду собой менее про­ти­во­ре­чи­во. Но кро­ме этой были и дру­гие стран­но­сти. В неко­то­рых источ­ни­ках отме­ча­лось, что у Ким не было севе­ро­ко­рей­ско­го акцен­та — точ­нее, в ее речи встре­ча­лись сло­ва, харак­тер­ные как для севе­ро­ко­рей­ско­го сти­ля язы­ка (на что сра­зу же обра­ти­ла вни­ма­ние про­па­ган­да РК), так и южно­ко­рей­ские (что, в свою оче­редь, не оста­лось без вни­ма­ния северян)

Кро­ме того, ее рас­сказ об устрой­стве бом­бы вызвал серьез­ные сомне­ния у тех­ни­че­ских спе­ци­а­ли­стов. А япон­ские воен­ные экс­пер­ты дали отри­ца­тель­ный ответ на вопрос, доста­точ­но ли взрыв­чат­ки, о при­сут­ствии кото­рой в чемо­дане заяв­ля­ла Ким Хён Хи, для под­ры­ва само­ле­та таким обра­зом, что­бы пило­ты не успе­ли подать сиг­нал бедствия.

К тому же по пас­пор­там задер­жан­ных тер­ро­ри­стов было лег­ко про­сле­дить марш­рут их сле­до­ва­ния, пунк­та­ми кото­ро­го явля­лись Москва и Буда­пешт. Стран­но­ва­то для асов, кото­ры­ми их пози­ци­о­ни­ро­ва­ли. Про­фес­си­о­наль­ные дивер­сан­ты так­же отче­го-то хра­ни­ли такие ули­ки, как фото­гра­фии стран, через кото­рые они яко­бы еха­ли, моне­ты и клоч­ки бумаг с яко­бы зако­ди­ро­ван­ны­ми аген­тур­ны­ми телефонами.

Спец­служ­бы попы­та­лись вер­нуть­ся к делу Ким Хён Хи в 2006 году, когда в Рес­пуб­ли­ке Корея у вла­сти были, услов­но гово­ря, левые. Жен­щи­ну ста­ли при­гла­шать на допро­сы, пыта­ясь выяс­нить, насколь­ко ее рас­ска­зы были прав­ди­вы­ми. Одна­ко воз­вра­ще­ние к это­му делу про­хо­ди­ло на фоне поли­ти­че­ской борь­бы, и вла­стям были слиш­ком нуж­ны шоки­ру­ю­щие раз­об­ла­че­ния воен­но­го режи­ма. Кон­сер­ва­то­ры, в свою оче­редь, всту­пи­лись за подо­зре­ва­е­мую, тем более что допро­сы дей­стви­тель­но были излишне жест­ки­ми и похо­ди­ли на выби­ва­ние при­зна­ний мето­дом силь­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния. В ито­ге попыт­ка офи­ци­аль­но усо­мнить­ся в вер­сии про­шлых лет закон­чи­лась ничем.

Сле­ду­ю­щий под­ход был сде­лан в 2012 году, когда США рас­сек­ре­ти­ли ряд доку­мен­тов, име­ю­щих отно­ше­ние к этой исто­рии. Южно­ко­рей­ские СМИ сра­зу же напи­са­ли, что в Аме­ри­ке про­во­ди­ли допол­ни­тель­ное рас­сле­до­ва­ние инци­ден­та и при­шли к тем же выво­дам, что окон­ча­тель­но под­твер­жда­ет при­част­ность Север­ной Кореи к взры­ву. К сожа­ле­нию сто­рон­ни­ков такой вер­сии, аме­ри­кан­ские доку­мен­ты теперь нахо­дят­ся в откры­том досту­пе, и с ними может озна­ко­мить­ся каж­дый желающий.

0

Автор пуб­ли­ка­ции

не в сети 3 недели

Канат Асан­ка­дыр

3,2
АДВО­КАТ
Ком­мен­та­рии: 0Пуб­ли­ка­ции: 73Реги­стра­ция: 06-03-2019