Демонстранты отдыхают в гамаке во время протестов в Бейруте

Демон­стран­ты отды­ха­ют в гама­ке во вре­мя про­те­стов в Бейруте
Фото: Hassan Ammar / AP

Ров­но 10 лет назад — 17 декаб­ря 2010 года — на Ближ­нем Восто­ке и в Север­ной Афри­ке нача­лась «араб­ская вес­на». Анти­пра­ви­тель­ствен­ные демон­стра­ции, про­ка­тив­ши­е­ся по стра­нам, очень ско­ро пере­рос­ли в мас­со­вые бес­по­ряд­ки и воору­жен­ное про­ти­во­сто­я­ние с поли­ци­ей и арми­ей. В резуль­та­те пали несколь­ко авто­ри­тар­ных режи­мов, а даль­ней­шие собы­тия пол­но­стью изме­ни­ли поли­ти­че­ский, обще­ствен­ный и даже рели­ги­оз­ный ланд­шафт реги­о­на. По про­ше­ствии деся­ти­ле­тия мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать: в госу­дар­ствах «араб­ской вес­ны» жизнь луч­ше не ста­ла, а неко­то­рые стра­ны на дол­гие годы погру­зи­лись в пучи­ну граж­дан­ской вой­ны. Раз­ру­ха, нище­та и бежен­цы — вот их сего­дняш­ние реа­лии. О том, как стрем­ле­ние к луч­шей жиз­ни обер­ну­лось тра­ге­ди­ей для мил­ли­о­нов чело­век, и сто­ит ли ждать новых рево­лю­ций после пан­де­мии коро­на­ви­ру­са, — в мате­ри­а­ле «Ленты.ру».

Взрыв­ная реакция

Чере­да рево­лю­ци­он­ных собы­тий, пол­но­стью изме­нив­ших облик Ближ­не­го Восто­ка и Север­ной Афри­ки, нача­лась с малень­ко­го чело­ве­ка и боль­шой неспра­вед­ли­во­сти. 26-лет­ний Мохам­мед Буа­зи­зи из Туни­са еле сво­дил кон­цы с кон­ца­ми. Он пытал­ся про­кор­мить себя и сво­их мно­го­чис­лен­ных род­ных на 140 дол­ла­ров в месяц, про­да­вая фрук­ты на город­ском базаре.

Яндекс.ДиректЕсли вы роди­лись до 1970 года,вам тибет­ская меди­та­ция: сеанс для 50+ «Пове­ли­тель сво­е­го тела» + еще 1 сеанс.Узнать большеpsenko1.ru18+

Утром 17 декаб­ря 2010 года Буа­зи­зи повздо­рил с сотруд­ни­цей поли­ции, кото­рая дала ему поще­чи­ну и кон­фис­ко­ва­ла тележ­ку с това­ра­ми и весы. Мохам­мед, кото­рый и так был дол­жен денег за свои фрук­ты, попы­тал­ся обра­тить­ся за помо­щью в мэрию, но там его отка­за­лись даже выслу­шать. Тогда отча­яв­ший­ся муж­чи­на взял кани­стру бен­зи­на на бли­жай­шей заправ­ке, вер­нул­ся к зда­нию адми­ни­стра­ции и под­жег себя. Послед­ни­ми сло­ва­ми тунис­ца ста­ла фра­за: «И как я, по-ваше­му, дол­жен зара­ба­ты­вать себе на жизнь?!»

При­мер Туни­са ока­зал­ся зара­зи­те­лен, и в сле­ду­ю­щие неде­ли вол­на про­тестных выступ­ле­ний захлест­ну­ла сосед­ние стра­ны. Раз­гне­ван­ные тол­пы вышли на ули­цы и пло­ща­ди Алжи­ра, Ливии, Йеме­на, Егип­та, Марок­ко и Бах­рей­на, вол­не­ния про­ка­ти­лись даже по Ома­ну, Суда­ну, Кувей­ту, Запад­ной Саха­ре, Сау­дов­ской Ара­вии и Ира­ну. Несмот­ря на фун­да­мен­таль­ные отли­чия в госу­дар­ствен­ном и обще­ствен­ном устрой­стве, дви­жу­щей силой про­тестных дви­же­ний во всех этих стра­нах было одно и то же — достиг­шее кри­ти­че­ской мас­сы недо­воль­ство каче­ством жиз­ни и уров­нем граж­дан­ских прав и свобод.

При этом клю­че­вым фак­то­ром ста­ло рас­про­стра­не­ние нео­ли­бе­раль­ной эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки и авто­ри­тар­ных пра­ви­тельств в реги­оне, счи­та­ет про­фес­сор исто­ри­че­ских наук Кали­фор­ний­ско­го уни­вер­си­те­та в Лос-Андже­ле­се и экс­перт по Ближ­не­му Восто­ку Джеймс Гел­вин. По его сло­вам, это «при­ве­ло к капи­та­ли­сти­че­ско­му кри­зи­су, высо­ко­му уров­ню без­ра­бо­ти­цы, ослаб­ле­нию систе­мы соци­аль­ной защи­ты, угро­зам бла­го­со­сто­я­нию сред­не­го класса».

Жиль­бер Ашкар, про­фес­сор меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний и иссле­до­ва­ний в обла­сти раз­ви­тия Шко­лы восточ­ных и афри­кан­ских иссле­до­ва­ний Лон­дон­ско­го уни­вер­си­те­та, назы­ва­ет иную при­чи­ну соци­аль­но­го взры­ва в араб­ском мире в кон­це 2010-го — нача­ле 2011 года. По его мне­нию, одной из глав­ных при­чин была чрез­вы­чай­но высо­кая без­ра­бо­ти­ца сре­ди моло­де­жи, кото­рая ста­ла костя­ком про­тестно­го дви­же­ния. «Поли­ти­че­ские режи­мы в этом реги­оне сами по себе ста­ли пре­пят­стви­ем на пути раз­ви­тия. И это пре­пят­ствие и спро­во­ци­ро­ва­ло «взрыв»», — рас­ска­зал Ашкар «Ленте.ру»

Мас­со­вые про­те­сты не оста­лись без отве­та вла­стей. В нача­ле фев­ра­ля 2011 года король Иор­да­на Абдал­ла II пошел на уступ­ки и объ­явил о роспус­ке пра­ви­тель­ства. К сере­дине меся­ца лико­ва­ли и ули­цы Егип­та — о сво­ей отстав­ке объ­явил Хос­ни Муба­рак, пра­вив­ший стра­ной без мало­го три деся­ти­ле­тия. Коро­ли Бах­рей­на и Марок­ко так­же обе­ща­ли сво­им под­дан­ным рефор­мы и пере­ме­ны к луч­ше­му. В Судане же в резуль­та­те состо­ял­ся дол­го­ждан­ный рефе­рен­дум о неза­ви­си­мо­сти Южно­го Судана.

В то же вре­мя про­тестное дви­же­ние наби­ра­ло обо­ро­ты в Сирии, где вско­ре пере­рос­ло в воору­жен­ные столк­но­ве­ния с вла­стью. А народ­ные вол­не­ния в Ливии выли­лись в воен­ный кон­фликт с после­ду­ю­щей интер­вен­ци­ей Запа­да и убий­ством Муам­ма­ра Кад­да­фи, пра­вив­ше­го стра­ной 40 лет.

Воз­ни­ка­ло ощу­ще­ние, что локо­мо­тив араб­ской рево­лю­ции уже не остановить

Араб­ская зима

Одна­ко за деся­ти­ле­тие эйфо­рию сме­ни­ло разо­ча­ро­ва­ние. Вме­сто веры в соб­ствен­ные силы и надеж­ды на пере­ме­ны к луч­ше­му жите­ли затро­ну­тых «вес­ной» стран полу­чи­ли рост неста­биль­но­сти, экс­тре­миз­ма и тер­ро­риз­ма, затяж­ные воору­жен­ные кон­флик­ты, мно­же­ство бежен­цев и даже еще более реак­ци­он­ные режимы.

Если взять шесть стран, где про­тестное дви­же­ние 2011 года было осо­бен­но силь­ным, то рево­лю­ция в Туни­се, пожа­луй, — един­ствен­ная исто­рия успе­ха. Да и та со зна­ком вопро­са, отме­ча­ет Эрик Гольд­штейн, заме­сти­тель дирек­то­ра отде­ле­ния пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Human Rights Watch по Ближ­не­му Восто­ку и Север­ной Африке.

«Поли­ти­че­ских заклю­чен­ных ста­ло мень­ше, и люди мень­ше боят­ся про­те­сто­вать и устра­и­вать анти­пра­ви­тель­ствен­ные демон­стра­ции, а так­же отста­и­вать свои тре­бо­ва­ния. Одна­ко они узна­ли, что уход дик­та­то­ра не решил всех их про­блем. Судеб­ная власть не ста­ла неза­ви­си­мой в одно­ча­сье. Поли­ция не пре­кра­ти­ла при­ме­нять чрез­мер­ную силу. Рефор­ми­ро­ва­ние репрес­сив­ных зако­нов ока­за­лось труд­нее, чем ожи­да­лось», — рас­ска­зал он «Ленте.ру».

В Бах­рейне же сме­ны вла­сти не про­изо­шло, но режим тоже со вре­ме­нем стал более авто­ри­тар­ным. Вла­сти неред­ко при­ме­ня­ют чрез­мер­ную силу при раз­гоне демон­стра­ций, сажа­ют в тюрь­мы про­те­сту­ю­щих и лиде­ров поли­ти­че­ской оппо­зи­ции, под­вер­га­ют задер­жан­ных пыткам.

0

Автор пуб­ли­ка­ции

не в сети 3 недели

Канат Асан­ка­дыр

3,2
АДВО­КАТ
Ком­мен­та­рии: 0Пуб­ли­ка­ции: 73Реги­стра­ция: 06-03-2019