В том же 2015-м Вер­хов­ный Народ­ный суд объ­явил, что коли­че­ство похи­ще­ний замет­но сни­зи­лось, и в основ­ном пре­ступ­ни­ки «сбы­ва­ют» детей, кото­рых роди­те­ли про­да­ли доб­ро­воль­но или про­сто бро­си­ли на ули­це. Как пра­ви­ло, такое слу­ча­ет­ся, когда семья не может про­кор­мить ребен­ка и хочет отдать его более обес­пе­чен­ным людям. Здесь сто­ит отме­тить, что год от года бла­го­со­сто­я­ние китай­ских семей рас­тет, к тому же один из при­о­ри­те­тов вла­стей — борь­ба с нище­той и раз­ви­тие сель­ских районов.

Еще одна при­чи­на, по кото­рой биз­нес по тор­гов­ле людь­ми может вско­ре уйти в про­шлое, — посте­пен­ное сня­тие огра­ни­че­ний на чис­ло детей в семьях. Если рань­ше у китай­цев был толь­ко один шанс родить «пра­виль­но­го ребен­ка», то с 2016 года руко­вод­ство КНР раз­ре­ши­ло граж­да­нам иметь двух детей.

Конеч­но, и новей­шие систе­мы сле­же­ния, и уча­стие вла­стей в поис­ках, и смяг­че­ние поли­ти­ки пла­ни­ро­ва­ния семьи, воз­мож­но, решат про­бле­му в неда­ле­ком буду­щем. Одна­ко тыся­чам детей и роди­те­лей все рав­но так и не суж­де­но будет воссоединиться.

Кон­фе­та, игруш­ка, обе­ща­ние пока­зать щен­ков — увлечь ребен­ка неслож­но. А китай­ские похи­ти­те­ли детей — насто­я­щие масте­ра сво­е­го дела и зна­ют тыся­чи уло­вок. Но с самы­ми малень­ки­ми рабо­та­ет самая про­стая: отвле­ки роди­те­ля, хва­тай малы­ша и беги. И чем млад­ше ребе­нок, тем луч­ше — таких про­ще про­дать. Об этом при­клю­че­нии он ско­ро забу­дет и, ока­зав­шись в новом месте и в новом окру­же­нии, вос­при­мет все как долж­ное. Еже­год­но в Китае про­па­да­ют десят­ки тысяч детей. Эта про­бле­ма не реша­ет­ся деся­ти­ле­ти­я­ми, и за эти годы в стране вырос­ло не одно поко­ле­ние тех, кто даже не подо­зре­ва­ет, что роди­те­ли одна­жды про­сто купи­ли их, как поро­ди­сто­го щен­ка. Как устро­ен китай­ский рынок детей и поче­му вла­сти не при­да­ют зна­че­ние этой про­бле­ме — в мате­ри­а­ле «Ленты.ру».

Мао Инь про­пал в мгно­ве­ние ока. Двух­лет­ний маль­чик с отцом Мао Чжэнц­зи­ном воз­вра­щал­ся из яслей в горо­де Сиане, когда ему захо­те­лось пить. Они оста­но­ви­лись у гости­ни­цы «Цзинь­линь», что­бы попро­сить у сотруд­ни­ков воды. Пока отец отвлек­ся, осту­жая кипя­ток — в Китае при­ня­то пить горя­чую воду, — сын исчез.

Это слу­чи­лось 17 октяб­ря 1988 года. С тех пор роди­те­ли маль­чи­ка рас­кле­и­ли тыся­чи объ­яв­ле­ний о про­па­же в деся­ти про­вин­ци­ях, раз­да­ли сто тысяч фла­е­ров, под­ня­ли на уши все поис­ко­вые груп­пы и поли­цию. Ради поис­ков мать ребен­ка Ли Цзин­чжи даже уво­ли­лась с рабо­ты. «Надеж­да — мой един­ствен­ный сти­мул жиз­ни, — гово­ри­ла она жур­на­ли­стам. — Я обя­за­тель­но дождусь дня, когда най­ду сына».

Жен­щи­на ходи­ла на теле­шоу, 300 раз нахо­ди­ла зацеп­ки, но все без­ре­зуль­тат­но. В 2007 году она при­со­еди­ни­лась к самой извест­ной в стране груп­пе акти­ви­стов по поис­ку про­пав­ших людей — «Баоб­эй хуэйц­зя», что бук­валь­но пере­во­дит­ся как «Золот­ко, вер­нись домой». Ли даже помог­ла десят­кам семей воссоединиться.

В ито­ге спу­стя более чем 30 лет судь­ба улыб­ну­лась и ей. В апре­ле 2020 года поли­ция полу­чи­ла изве­стия о моло­дом чело­ве­ке, кото­рый мог быть про­пав­шим ребен­ком Ли и Мао. Он жил в тыся­че кило­мет­ров от Сиа­ня в про­вин­ции Сычу­ань под име­нем Гу Нинин. 34-лет­не­му муж­чине про­ве­ли тест ДНК, и резуль­тат сов­пал с дан­ны­ми Мао Чжэнц­зи­на и Ли Цзинчжи.

Похо­жая исто­рия про­изо­шла в минув­шем октяб­ре, но ждать роди­те­лям при­шлось еще доль­ше. 70-лет­ние супру­ги из про­вин­ции Шэнь­си вос­со­еди­ни­лись с сыном, похи­щен­ным у них 38 лет назад. Двух­лет­ний маль­чик про­пал в 1982-м из соб­ствен­но­го дома в деревне: отец уехал и не стал запи­рать дверь, а проснув­ша­я­ся утром мать обна­ру­жи­ла, что сына нет. Ребен­ка так­же обна­ру­жи­ли при срав­не­нии ДНК с базой дан­ных. К тому момен­ту ему стук­ну­ло 40 лет, он жил в тыся­че кило­мет­ров от род­ных вме­сте с женой и дву­мя детьми.

Одна­ко так везет дале­ко не всем роди­те­лям, поте­ряв­шим детей. И таких в Китае много.

«Сирот­ки» на продажу

Похи­ще­ния уча­сти­лись в 1980-е и в боль­шин­стве сво­ем про­ис­хо­ди­ли в дерев­нях — там роди­те­лям тяже­лее орга­ни­зо­вать поис­ки и под­нять на ноги поли­цию. При этом цель похи­ще­ния — не все­гда пере­про­да­жа в семью. Неко­то­рых детей отправ­ля­ют зани­мать­ся при­ну­ди­тель­ным тру­дом, про­сти­ту­ци­ей или попро­шай­ни­чать. Послед­них часто уве­чат — кале­кам чаще дают мило­сты­ню. При этом извест­ны слу­чаи, когда детей под видом сирот из дет­ских домов отправ­ля­ли в при­ем­ные семьи за рубеж. Таким обра­зом, желая помочь ино­стран­ной сирот­ке, евро­пей­цы и аме­ри­кан­цы кос­вен­но под­дер­жи­ва­ли биз­нес по тор­гов­ле детьми.

Офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ки о том, сколь­ко малы­шей еже­год­но похи­ща­ют для пере­про­да­жи без­дет­ным семьям, нет.

30-70
тысяч
детей, по при­мер­ным оцен­кам, похи­ща­ют в Китае каж­дый год

Поли­ция, как пра­ви­ло, вклю­ча­ет в ста­ти­сти­ку толь­ко рас­кры­тые дела о похи­ще­ни­ях. Так как роди­те­ли не могут дока­зать, что их дети не сами сбе­жа­ли из дома, а были похи­ще­ны, их заяв­ле­ния пылят­ся в пап­ке «о пропаже».

На пор­та­ле «Баоб­эй хуэйц­зя» с 2007 года появи­лось око­ло 50 тысяч сооб­ще­ний от семей, ищу­щих сво­е­го ребен­ка. Судя по этим объ­яв­ле­ни­ям, боль­ше все­го детей — более 2 тысяч в год — похи­ща­ли в 1990-е. Затем тен­ден­ция пошла на спад, и в послед­нее деся­ти­ле­тие на сай­те еже­год­но раз­ме­ща­ют менее 500 объявлений.

Из раз­ме­щен­ных порт­фо­лио исчез­нув­ших малы­шей мож­но сде­лать вывод, что самое опас­ное вре­мя года — лето. При­чи­на, ско­рее все­го, в том, что в теп­лое вре­мя года дети чаще и доль­ше гуля­ют на ули­це. Боль­ше осталь­ных вору­ют мла­ден­цев и детей до четы­рех лет. При этом неза­ви­си­мо от сезо­на и воз­рас­та, глав­ные жерт­вы кид­не­ппе­ров — мальчики.

Мно­гие семьи в Китае тра­ди­ци­он­но пред­по­чи­та­ют иметь сыно­вей, а не дочек. Рань­ше жен­щи­ны рожа­ли, пока не появ­лял­ся наслед­ник муж­ско­го пола. Одна­ко с нача­лом оди­оз­ной поли­ти­ки одно­го ребен­ка на семью, кото­рая про­во­ди­лась с 1970 по 2015 год, такая схе­ма пере­ста­ла рабо­тать. Дево­чек либо вооб­ще не рожа­ли — дела­ли абор­ты, из-за чего сооб­щать пол буду­ще­го ребен­ка впо­след­ствии запре­ти­ли, — либо остав­ля­ли на про­из­вол судь­бы на ули­це или уби­ва­ли в младенчестве.

Если родить маль­чи­ка никак не полу­ча­лось, при­хо­ди­лось дей­ство­вать навер­ня­ка — поку­пать его. По неко­то­рым дан­ным, такая покуп­ка обой­дет­ся семье при­мер­но в 120 тысяч юаней (око­ло 18 тысяч дол­ла­ров). О раз­гла­ше­нии «семей­ной тай­ны» такие поку­па­те­ли как пра­ви­ло не пере­жи­ва­ют — мен­та­ли­тет китай­цев устро­ен так, что если что-то не каса­ет­ся их лич­но, то в чужой дом нос совать они не будут, а доку­мен­ты на вся­кий слу­чай мож­но офор­мить за взят­ку. Поэто­му те, кто решит пой­ти в поли­цию и рас­ска­зать, что сосед­ка вне­зап­но роди­ла двух­лет­не­го маль­чи­ка, — боль­шая редкость.

Быст­рые и дерзкие

В кон­це про­шло­го века орга­ни­зо­вать похи­ще­ние было лег­че — на ули­цах не было камер, интер­не­та тоже, орга­ни­зо­вать мас­штаб­ные поис­ки роди­те­лям было крайне слож­но. Но с тех пор мно­гое изме­ни­лось — на про­бле­му обра­ти­ли вни­ма­ние вла­сти, интер­нет есть прак­ти­че­ски в каж­дом доме, в сети появи­лись фору­мы и сай­ты, сооб­ще­ства волон­те­ров с опы­том поис­ка детей — быв­ших поли­цей­ских, детек­ти­вов, — систе­ма сле­же­ния ста­ла более про­дви­ну­той. Одна­ко и это не все­гда помогает.

По рас­ска­зам роди­те­лей, поте­ряв­ших детей, зача­стую поли­цей­ские не смот­рят запи­си с камер. А даже если и смот­рят, то толь­ко спу­стя сут­ки, когда кон­цов уже не сыщешь

Ребен­ка Сунь Хай­я­на — Сунь Чжо — укра­ли пря­мо из дет­ско­го сада под объ­ек­ти­вом каме­ры наруж­но­го наблю­де­ния в 2007 году. Неиз­вест­ный муж­чи­на про­тя­нул ему игруш­ку и увел с собой в неиз­вест­ном направ­ле­нии. «Я тогда выско­чил на ули­цу и всю ночь бегал, выкри­ки­вая имя сына, — вспо­ми­на­ет Сунь. — Боль­ше все­го меня бес­по­ко­и­ло, что каж­дый раз, ока­зы­ва­ясь на пере­крест­ке, я не знал, куда даль­ше бежать». В поли­ции роди­те­лям ска­за­ли сна­ча­ла поис­кать ребен­ка сво­и­ми сила­ми, так как подать заяв­ле­ние мож­но толь­ко спу­стя сут­ки после про­па­жи чело­ве­ка. Одна­ко и через три дня стра­жи поряд­ка отка­за­лись помочь семье.

«Мы реши­ли объ­явить о воз­на­граж­де­нии (за инфор­ма­цию) в 100 тысяч юаней (око­ло 13 тысяч дол­ла­ров). В 2007 году это были огром­ные день­ги. Но и это­го было недо­ста­точ­но. Я готов был все день­ги отдать, занять, если нуж­но. В ито­ге мы удво­и­ли сум­му», — рас­ска­зы­ва­ет Сунь Хай­ян. Сына так и не нашли.

Сунь Чжо в этом году долж­но испол­нить­ся 16 лет. Отец маль­чи­ка при­зна­ет­ся, что дума­ет о нем каж­дый раз, когда видит на ули­це под­рост­ков его возраста.

При этом не толь­ко в дерев­нях или неболь­ших горо­дах, но и в сто­ли­це роди­те­ли долж­ны быть наче­ку. В 2018 году в Пекине про­изо­шел вопи­ю­щий слу­чай, вско­лых­нув­ший стра­ну. В мик­роб­ло­ге Weibo появи­лась исто­рия муж­чи­ны, кото­рый рас­ска­зал, как в одном из тор­го­вых цен­тров горо­да его 11-месяч­но­го сына сре­ди бело­го дня чуть не укра­ли пря­мо из-под носа мате­ри. Неиз­вест­ная жен­щи­на выну­ла маль­чи­ка из дет­ско­го стуль­чи­ка, пока мама отвлек­лась. Та вовре­мя схва­ти­ла сына, одна­ко две дру­гие под­ско­чив­шие пре­ступ­ни­цы попы­та­лись ее оста­но­вить. На шум сбе­жа­лись про­хо­жие и отво­е­ва­ли ребенка.

Пуб­ли­ка­ция вызва­ла бур­ную реак­цию в соц­се­тях еще и пото­му, что муж­чи­на при­кре­пил к ней фото­гра­фии доку­мен­тов, соглас­но кото­рым жен­щин-кид­не­ппе­ров при­го­во­ри­ли к пяти сут­кам адми­ни­стра­тив­но­го аре­ста. Одна из них яко­бы заяви­ла, что спу­та­ла маль­чи­ка со сво­им вну­ком. Поли­ция же пове­ри­ла в ее оправ­да­ние и отка­за­лась при­ни­мать заяв­ле­ние о попыт­ке похи­ще­ния, что­бы «лиш­ний раз не наво­дить шум», гово­ри­лось в посте. «Если такое про­ис­хо­дит в Пекине, то страш­но пред­ста­вить, что в дру­гих местах тво­рит­ся», — поды­то­жил автор.

Реши­тель­ные меры

Судя по делам, кото­рые поли­ции все же уда­ет­ся рас­крыть, похи­ще­ни­ем детей зани­ма­ют­ся круп­ные пре­ступ­ные орга­ни­за­ции, кото­рые дей­ству­ют по всей стране. Ребен­ка «пере­бра­сы­ва­ют» из рук в руки, из про­вин­ции в про­вин­цию, что­бы его пере­ме­ще­ние невоз­мож­но было отсле­дить. Похи­ти­тель, про­да­вец, посред­ник, тот, кто сле­дит за ребен­ком во вре­мя пере­ез­дов, — всю эту цепоч­ку людей ред­ко уда­ет­ся вычис­лить, осо­бен­но когда для это­го необ­хо­ди­мо содей­ствие вла­стей раз­ных регионов.

Одна­ко если пре­ступ­ни­ков ловят, их ждут дли­тель­ные сро­ки заклю­че­ния и даже выс­шая мера нака­за­ния. Так, в 2018 году в Китае смерт­ный при­го­вор полу­чи­ли двое орга­ни­за­то­ров пре­ступ­ной сети по похи­ще­нию детей. В нача­ле 2000-х они укра­ли девять маль­чи­ков в про­вин­ции Гуан­дун. По сло­вам зло­умыш­лен­ни­ков, они пере­про­да­ли их через некую «тетю Мэй», кото­рую поли­ция так и не нашла. Тем не менее сро­ки от трех до деся­ти лет полу­чи­ли еще трое участ­ни­ков ОПГ.

При том, что по срав­не­нию с преды­ду­щи­ми деся­ти­ле­ти­я­ми детей ста­ли воро­вать реже, гово­рить об этом, напро­тив, ста­ли боль­ше. О похи­ще­нии пишут ста­тьи, сни­ма­ют доку­мен­таль­ные и худо­же­ствен­ные филь­мы. Напри­мер, осно­ван­ный на реаль­ной исто­рии фильм «Доро­гой», изве­стен не толь­ко в Китае — его пока­зы­ва­ли в про­грам­ме Меж­ду­на­род­но­го кино­фе­сти­ва­ля в Торон­то в 2014 году.

Вла­сти тоже боль­ше не могут закры­вать гла­за на про­бле­му. В 2009 году в Китае утвер­ди­ли обще­на­ци­о­наль­ный отдел поли­ции по борь­бе с тор­гов­лей людь­ми. Спу­стя пять лет Мини­стер­ство обще­ствен­ной без­опас­но­сти обя­за­ло поли­цей­ских неза­мед­ли­тель­но при­ни­мать меры в ответ на заяв­ле­ния о про­па­же детей, а не ждать 24 часа.

Появи­лась и госу­дар­ствен­ная систе­ма экс­трен­но­го реа­ги­ро­ва­ния под управ­ле­ни­ем мини­стер­ства обще­ствен­ной без­опас­но­сти, а так­же база образ­цов ДНК, что­бы мож­но было быст­рее опре­де­лить род­ство. Дан­ные най­ден­ных детей туда добав­ля­ют поли­цей­ские, а роди­те­ли могут вне­сти свои и узнать, есть ли сов­па­де­ния. Если спу­стя год после пуб­ли­ка­ции све­де­ний о ребен­ке био­ло­ги­че­ские роди­те­ли не отыс­ки­ва­ют­ся, его отда­ют на усы­нов­ле­ние. Прав­да, если они объ­явят­ся поз­же, то усы­нов­ле­ние анну­ли­ру­ют и вер­нут дитя папе и маме.

С 2015 года уго­лов­ную ответ­ствен­ность ста­ли нести не толь­ко похи­ти­те­ли и про­дав­цы, но так­же поку­па­те­ли детей

Ведь они не про­сто берут детей из сирот­ских домов, не подо­зре­вая об их про­шлом. Обра­ща­ясь к пре­ступ­ни­кам созна­тель­но, они сами состав­ля­ют порт­фо­лио жела­е­мо­го ребен­ка. Неко­то­рым важ­но, что­бы он похо­дил на них цве­том волос или глаз, чер­та­ми лица. Кро­ме того огром­ное зна­че­ние име­ет пол, от это­го зави­сит и цена.

В том же 2015-м Вер­хов­ный Народ­ный суд объ­явил, что коли­че­ство похи­ще­ний замет­но сни­зи­лось, и в основ­ном пре­ступ­ни­ки «сбы­ва­ют» детей, кото­рых роди­те­ли про­да­ли доб­ро­воль­но или про­сто бро­си­ли на ули­це. Как пра­ви­ло, такое слу­ча­ет­ся, когда семья не может про­кор­мить ребен­ка и хочет отдать его более обес­пе­чен­ным людям. Здесь сто­ит отме­тить, что год от года бла­го­со­сто­я­ние китай­ских семей рас­тет, к тому же один из при­о­ри­те­тов вла­стей — борь­ба с нище­той и раз­ви­тие сель­ских районов.

Еще одна при­чи­на, по кото­рой биз­нес по тор­гов­ле людь­ми может вско­ре уйти в про­шлое, — посте­пен­ное сня­тие огра­ни­че­ний на чис­ло детей в семьях. Если рань­ше у китай­цев был толь­ко один шанс родить «пра­виль­но­го ребен­ка», то с 2016 года руко­вод­ство КНР раз­ре­ши­ло граж­да­нам иметь двух детей.

Конеч­но, и новей­шие систе­мы сле­же­ния, и уча­стие вла­стей в поис­ках, и смяг­че­ние поли­ти­ки пла­ни­ро­ва­ния семьи, воз­мож­но, решат про­бле­му в неда­ле­ком буду­щем. Одна­ко тыся­чам детей и роди­те­лей все рав­но так и не суж­де­но будет воссоединиться.

0

Автор пуб­ли­ка­ции

не в сети 3 недели

Канат Асан­ка­дыр

3,2
АДВО­КАТ
Ком­мен­та­рии: 0Пуб­ли­ка­ции: 73Реги­стра­ция: 06-03-2019