Кыргызстанские милиционеры.
Кыр­гыз­стан­ские милиционеры.

Юри­сты пожа­ло­ва­лись, что на вхо­де в зда­ние их обыс­ки­ва­ют, а стра­жи поряд­ка изы­ма­ют у них теле­фо­ны и дру­гие лич­ные предметы.

Адво­ка­ты объ­яс­ня­ют, что эти дей­ствия пре­пят­ству­ют про­цес­су защи­ты прав их кли­ен­тов, а так­же пре­ду­пре­жде­нию пыток. В свою оче­редь Мини­стер­ство внут­рен­них дел (МВД) при­во­дит свои доводы.

Адво­ка­ты, кото­рые сами не могут защи­тить свои же права

Недо­воль­ство юри­стов стра­ны пер­вой озву­чи­ла Кол­ле­гия адво­ка­тов горо­да Оша. В част­но­сти, объ­еди­не­ние пожа­ло­ва­лось на дей­ствия мили­ции в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру, но из-за отсут­ствия реак­ции адво­ка­ты вынуж­де­ны были высту­пить в СМИ.

Пред­се­да­тель Ошской город­ской адво­ка­ту­ры Замир­бек Адиги­не­ев рас­ска­зал подробности:

Замирбек Адигинеев.
Замир­бек Адигинеев.

– На осно­ва­нии при­ка­за МВД от 24 апре­ля 2020 года при вхо­де в след­ствен­ное учре­жде­ние мили­ци­о­не­ры пол­но­стью изы­ма­ют у посе­ти­те­лей, в том чис­ле и адво­ка­тов, сум­ки, теле­фо­ны, а так­же аудио- и видео­за­пи­сы­ва­ю­щие устрой­ства. Объ­яс­ня­ют они это защи­той стра­те­ги­че­ских объ­ек­тов и необ­хо­ди­мо­стью соблю­де­ния тай­ны след­ствия. Но эти огра­ни­че­ния явля­ют­ся гру­бым нару­ше­ни­ем зако­на. В свя­зи с этим мы обра­ти­лись в Ген­про­ку­ра­ту­ру, кото­рая явля­ет­ся орга­ном по над­зо­ру за соблю­де­ни­ем зако­нов, и попро­си­ли при­нять меры отно­си­тель­но про­ти­во­ре­ча­ще­го зако­но­да­тель­ству при­ка­за. Но Ошская город­ская про­ку­ра­ту­ра огра­ни­чи­лась тем, что… посо­ве­то­ва­ла «обра­тить­ся в суд».

Иллюстративное фото.

СМОТ­РИ­ТЕ ТАКЖЕ

Адво­ка­ты пожа­ло­ва­лись на дав­ле­ние со сто­ро­ны силовиков

Адво­кат пояс­нил, что эти меры они сна­ча­ла свя­зы­ва­ли с дей­стви­ем режи­ма чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния (ЧП), кото­рый длил­ся в КР с 25 мар­та по 11 мая. Но когда эти огра­ни­че­ния про­дол­жи­ли при­ме­нять, несмот­ря на отме­ну ЧП, выяс­ни­лось, что меры были вве­де­ны спе­ци­аль­ным при­ка­зом МВД.

Приказ заместителя министра внутренних дел Памира Асанова от 24 апреля 2020 г.
При­каз заме­сти­те­ля мини­стра внут­рен­них дел Пами­ра Аса­но­ва от 24 апре­ля 2020 г.

По мне­нию Замир­бе­ка Адиги­не­е­ва, изъ­я­тие лич­ных вещей адво­ка­тов про­ти­во­ре­чит Зако­ну «Об адво­ка­ту­ре КР и адво­кат­ской деятельности»:

– Соглас­но пунк­ту 4 ста­тьи 29 дан­но­го зако­на «про­ник­но­ве­ние в жили­ще или рабо­чее поме­ще­ние адво­ка­та, в исполь­зу­е­мый им транс­порт, про­из­вод­ство в них осмот­ра, обыс­ка, выем­ки, лич­ный досмотр или лич­ный обыск адво­ка­та, нало­же­ние аре­ста на его иму­ще­ство, осмотр и выем­ка его поч­то­во-теле­граф­ной кор­ре­спон­ден­ции, про­слу­ши­ва­ние его теле­фон­ных и дру­гих пере­го­во­ров, при­вод, задер­жа­ние и арест адво­ка­та могут про­из­во­дить­ся не ина­че как по судеб­но­му акту». А нас каж­дый раз при посе­ще­нии след­ствен­но­го учре­жде­ния обыс­ки­ва­ют, осмат­ри­ва­ют и изы­ма­ют наши лич­ные вещи. Но ведь адво­кат дол­жен делать свою рабо­ту, встре­чать­ся со сво­им под­за­щит­ным, запи­сы­вать что-то и фик­си­ро­вать. Поэто­му ему и нуж­ны необ­хо­ди­мые устрой­ства, кото­рые вооб­ще-то явля­ют­ся его соб­ствен­но­стью. Но МВД хочет обра­щать­ся с адво­ка­та­ми так же, как с обви­ня­е­мы­ми. Хотя эти огра­ни­че­ния про­ти­во­ре­чат как Уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­му, так и Уго­лов­но­му кодек­сам. Подоб­ных абсурд­ных вещей нет ни в одной стране мира. Это к тому же созда­ет пре­пят­ствия для предот­вра­ще­ния пыток и защи­ты прав человека.

При­каз, о кото­ром идет речь, под­пи­сал заме­сти­тель мини­стра внут­рен­них делПамир Аса­нов. Полу­чить от него ком­мен­та­рий по это­му пово­ду не удалось.

От лица МВД пояс­не­ния дал руко­во­ди­тель пресс-служ­бы ведом­ства БакытСей­и­тов:

Бакыт Сейитов.
Бакыт Сей­и­тов.

– У адво­ка­тов есть свои пра­ва и обя­зан­но­сти по защи­те прав пре­ступ­ни­ков и подо­зре­ва­е­мых. В част­но­сти, при вхо­де в след­ствен­ное учре­жде­ние они при­ни­ма­ют обя­за­тель­ства по озна­ком­ле­нию с уго­лов­ным делом и соблю­де­нию тай­ны след­ствия. Но были заре­ги­стри­ро­ва­ны неко­то­рые фак­ты, когда с при­ме­не­ни­ем фото и ауди­о­за­пи­си, с помо­щью теле­фо­нов они фик­си­ро­ва­ли мате­ри­а­лы, отно­ся­щи­е­ся к уго­лов­но­му делу, а потом рас­про­стра­ня­ли их. В свя­зи с этим в рам­ках зако­на было при­ня­то такое реше­ние. Для защи­ты прав подо­зре­ва­е­мо­го адво­ка­ты име­ют пра­во озна­ко­мить­ся с мате­ри­а­ла­ми уго­лов­но­го дела. К тому же нет ника­ких пре­пят­ствий, что­бы они про­но­си­ли бума­гу и руч­ки. Но кто даст гаран­тию, что в сум­ке не может быть спря­тан теле­фон, поэто­му эти вещи они долж­ны остав­лять на вхо­де, если хотят прой­ти внутрь.

При этом Бакыт Сей­и­тов не при­вел кон­крет­ных при­ме­ров, когда фик­си­ро­ва­лись слу­чаи, когда адво­ка­ты «фик­си­ро­ва­ли мате­ри­а­лы, отно­ся­щи­е­ся к уго­лов­но­му делу, а потом рас­про­стра­ня­ли их».

Если вспом­нить извест­ные обще­ствен­но­сти кей­сы, то в кон­це 2019 года в Интер­не­те была обна­ро­до­ва­на копия про­то­ко­ла очной став­ки по делу о неза­кон­ном досроч­ном осво­бож­де­нии кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та Ази­заБату­ка­е­ва меж­ду быв­шим вице-пре­мьер-мини­стром Шами­лем Ата­ха­но­вым и экс-гла­вой госу­дар­ства Алмаз­бе­ком Атам­ба­е­вым. Но кто рас­про­стра­нил этот доку­мент, так и оста­лось неизвестным.

Алмазбек Атамбаев и Шамиль Атаханов.

ПО ТЕМЕ:

«Бату­ка­ев в обмен на Жаны­ша Баки­е­ва». Что еще рас­ска­зал Шамиль Атаханов

Поми­мо это­го есть и дру­гие слу­чаи, когда в Сети появ­ля­ют­ся фото­гра­фии, видео­за­пи­си или пока­за­ния подо­зре­ва­е­мых, без ука­за­ния их имен. Сре­ди этих сооб­ще­ний встре­ча­ют­ся и такие, где гово­рит­ся о мерах, при­ня­тых в отно­ше­нии мили­ци­о­не­ров. В свя­зи с этим адво­ка­ты гово­рят, что если все это дела­ет­ся для соблю­де­ния тай­ны след­ствия, тогда и мили­ци­о­не­ры-сле­до­ва­те­ли долж­ны вхо­дить в зда­ние след­ствен­но­го учре­жде­ния без телефонов.

«Ста­ло слиш­ком мно­го ограничений»

Несмот­ря на то, что орга­ны про­ку­ра­ту­ры дали общий ответ Адво­ка­ту­ре, мы попы­та­лись обра­тить­ся в Ген­про­ку­ра­ту­ру и полу­чить ком­мен­та­рий по это­му поводу.

Про­ку­рор отде­ла по свя­зям с обще­ствен­но­стью глав­но­го над­зор­но­го орга­наЭрмек Аса­нов заявил «Азатты­ку» следующее:

Генеральная прокуратура.
Гене­раль­ная прокуратура.

– В Ген­про­ку­ра­ту­ру обра­ще­ния по это­му пово­ду не посту­па­ло, но было пода­но такое заяв­ле­ние в Ошскую город­скую про­ку­ра­ту­ру. Ответ был вру­чен лич­но Замир­бе­ку Адиги­не­е­ву. В этом отве­те ему было ука­за­но на необ­хо­ди­мость соблю­де­ния тай­ны след­ствия и пред­ло­же­ны пути реше­ния проблемы.

Недо­воль­ства огра­ни­че­ни­я­ми в ходе след­ствия и во вре­мя судеб­ных про­цес­сов, свя­зан­ные с рас­про­стра­не­ни­ем COVID-19 в Кыр­гыз­стане, были и до это­го. В част­но­сти, боль­ше все­го наре­ка­ний выска­зы­ва­лось по пово­ду поли­ти­че­ских и резо­нанс­ных дел, когда не допус­ка­лось уча­стие адво­ка­тов или рас­смот­ре­ние в суде затягивалось.

А вве­де­ние еще одно­го, допол­ни­тель­но­го, огра­ни­че­ния еще боль­ше обес­по­ко­и­ло юри­стов. Адво­кат Нур­бек Ток­таку­нов рас­кри­ти­ко­вал вве­де­ние тако­го боль­шо­го переч­ня запре­ти­тель­ных мер:

Нурбек Токтакунов.
Нур­бек Токтакунов.

– Такие пра­ви­ла при­ме­ня­лись в ГКНБ. При вхо­де в зда­ние у тебя отби­ра­ли все: теле­фо­ны, лич­ные вещи и так далее. И если что-то внут­ри зда­ния слу­чит­ся, то адво­кат про­сто-напро­сто не смо­жет свя­зать­ся ни с кем — из-за отсут­ствия мобиль­но­го аппа­ра­та. Полу­ча­ет­ся, что адво­кат ока­зы­ва­ет­ся в тех же усло­ви­ях заклю­че­ния, как и его под­за­щит­ный. Огра­ни­че­ния, дей­ству­ю­щие как при вхо­де в зда­ние ГКНБ, так и в след­ствен­ных учре­жде­ни­ях МВД – это неза­кон­ные реше­ния. Каж­дый раз вво­дя вот такие пра­ви­ла, они объ­яс­ня­ют это сек­рет­но­стью, тай­ной след­ствия. Но они не долж­ны нару­шать непри­кос­но­вен­ность адво­ка­та. Если он нару­шил закон, тогда его, конеч­но, надо при­влечь к ответ­ствен­но­сти. Но вот пого­лов­но всех подав­лять — это непра­виль­но. И в по-насто­я­ще­му демо­кра­ти­че­ской стране подоб­ные огра­ни­че­ния недо­пу­сти­мы. К сожа­ле­нию, в послед­нее вре­мя у нас, ссы­ла­ясь на эпи­де­мию COVID-19, ста­ли вво­дить раз­лич­ные огра­ни­че­ния в каких-то сфе­рах, в том чис­ле в обла­сти защи­ты прав чело­ве­ка. И такая тен­ден­ция толь­ко усиливается.

В Кыр­гыз­стане поми­мо пре­пон для рабо­ты адво­ка­тов есть обес­по­ко­ен­ность и дав­ле­ни­ем, кото­рое на них ока­зы­ва­ет­ся. В кон­це 2019 года пра­во­вая кли­ни­ка «Адилет» рас­про­стра­ни­ла заяв­ле­ние по пово­ду того, что адво­ка­тов вызы­ва­ют на допро­сы, что они под­вер­га­ют­ся запу­ги­ва­нию. В «Адиле­те» рас­кри­ти­ко­ва­ли уси­ле­ние дав­ле­ния на юри­стов со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных органов.

Иллюстративное фото.

СМОТ­РИ­ТЕ ТАКЖЕ

От кого зави­сят госадвокаты?

Непра­ви­тель­ствен­ная орга­ни­за­ция отме­ти­ла, что подоб­ная тен­ден­ция при­ве­дет к пол­но­му подав­ле­нию инсти­ту­та адво­ка­ту­ры по сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, что нега­тив­но ска­жет­ся на судь­бе тысяч граждан.Поводом для это­го заяв­ле­ния стал вызов на допро­сы в Воен­ную про­ку­ра­ту­ру юри­стов Сер­гея Сле­са­ре­ва и Зами­ра Жооше­ва, защи­ща­ю­щих инте­ре­сы быв­ше­го пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва, а так­же Бакыт­бе­ка Автан­дил уулу, адво­ка­та быв­ше­го тело­хра­ни­те­ля гла­вы госу­дар­ства Кана­та Сагым­ба­е­ва.

По офи­ци­аль­ным дан­ным, в Кыр­гыз­стане тру­дит­ся более двух тысяч адвокатов.

Пере­вод с кыр­гыз­ско­го. Ори­ги­нал ста­тьи здесь.

0

Автор пуб­ли­ка­ции

не в сети 1 месяц

Садан­бе­ков Эркин

6,8
Ком­мен­та­рии: 0Пуб­ли­ка­ции: 105Реги­стра­ция: 30-11-2020