СПРАВ­КА-ОБОС­НО­ВА­НИЕ

к про­ек­ту Зако­на Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки «О вне­се­нии изме­не­ний в Закон Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки «Об Адво­ка­ту­ре Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки и адво­кат­ской деятельности»

 

 

Со вре­ме­ни при­ня­тия дей­ству­ю­ще­го адво­кат­ско­го зако­на про­шло немно­гим 8 лет, это очень немно­го для стра­те­гии раз­ви­тия зако­но­да­тель­ства, но нема­лый срок жиз­ни для отдель­но взя­то­го зако­на, что­бы «све­рить часы», выве­рить на прак­ти­ке его пра­виль­ность, эффек­тив­ность и жизнеспособность.

Temporamutantur, гово­ри­ли антич­ные муд­ре­цы, etnosmutanturinillis, «вре­ме­на меня­ют­ся, и мы меня­ем­ся вме­сте с ними». Имен­но изме­не­ние вре­мён тре­бу­ет от нас, юри­стов, изме­не­ний соб­ствен­ной жиз­ни, в юри­ди­че­ской прак­ти­ке, в обще­ствен­ной деятельности.

Адво­кат­ское сооб­ще­ство Кыр­гыз­ста­на пере­жи­ва­ет тре­тий этап его ста­нов­ле­ния со вре­мен неза­ви­си­мо­сти суве­рен­но­го Кыр­гыз­ста­на. Пер­вый закон «Об адво­кат­ской дея­тель­но­сти»  был при­нят еще 21 декаб­ря 1999 году, вне­се­ны поправ­ки в закон 2004, 2013 годов, новый закон вве­ден 14 июля 2014 года, с кото­рым живём и дей­ству­ем с опре­де­лен­ны­ми поправ­ка­ми по насто­я­щее время.

Кыр­гыз­стан, как и дру­гие стра­ны СНГ ещё не ото­рвал­ся от сте­рео­тип­но­го мыш­ле­ния «сове­тиз­ма», где стреж­нем суще­ство­ва­ния вся­кой систе­мы управ­ле­ния пре­об­ла­да­ет команд­ный метод управ­ле­ния, не раз­ли­чая спе­ци­фи­ку госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния от обще­ствен­ной, име­ет­ся вви­ду него­су­дар­ствен­ные, обще­ствен­ные струк­ту­ры, где зача­стую любят спус­кать коман­ду «ниже­сто­я­щим» струк­ту­рам свои жела­е­мые дирек­ти­вы. Увы, не избе­жа­ли от это­го мето­да и кыр­гыз­ские непра­ви­тель­ствен­ные, неком­мер­че­ские сооб­ще­ства и организации.

Цель вся­ко­го цивиль­но­го обще­ства — дви­же­ние от авто­кра­тии к демо­кра­тии в плане раз­ви­тия, от суб­ор­ди­на­ции к коор­ди­на­ции в плане управ­ле­ния, при­да­ния боль­шей само­сто­я­тель­но­сти на местах. Про­шед­шее вре­мя было доста­точ­ным для того, что­бы пере­смот­реть опре­де­лен­ные пози­ции, при необ­хо­ди­мо­сти прий­ти к ини­ци­а­ти­ве кор­рек­ции дей­ству­ю­ще­го зако­на, без кото­ро­го нет сво­бод­но­го, дина­мич­но­го про­дви­же­ния к про­грес­су и раз­ви­тию адво­кат­ской деятельности.

Обще­из­вест­ны два под­хо­да управ­ле­ния орга­на­ми и орга­ни­за­ци­я­ми, они стро­ят­ся на прин­ци­пах еди­но­на­ча­лия и коор­ди­на­ции. Пер­вый несо­мнен­но­го отно­сит­ся госу­дар­ствен­но­му мето­ду управ­ле­ния (напри­мер про­ку­ра­ту­ре), вто­рой явля­ет­ся пре­ро­га­ти­вой непра­ви­тель­ствен­ных обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, в том чис­ле адво­ка­ту­ры. Тем не менее, Мини­стер­ством юсти­ции Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки враз­рез этих прин­ци­пов идёт тен­ден­ция упро­че­ния команд­ной, еди­ной систе­мы управ­ле­ния в обще­ствен­ных орга­ни­за­ци­ях, в част­но­сти, в адво­кат­ском сооб­ще­стве. Рушат­ся и без того, име­ю­щи­е­ся «ост­ров­ки демо­кра­тии» в адво­кат­ском сооб­ще­стве, как неза­ви­си­мость тер­ри­то­ри­аль­ных адво­ка­тур, когда его выс­ший орган Общее собра­ние адво­кат­ских тер­ри­то­рий само­сто­я­тель­но изби­рал своё управ­ле­ние, тем самым утвер­ждая неза­ви­си­мость и суве­рен­ность тер­ри­то­ри­аль­ных адво­ка­тур. Вно­си­мые поправ­ки Мини­стер­ством юсти­ции, напро­тив, «затя­ги­ва­ют гай­ки» и пред­ла­га­ют после избра­ния соста­ва прав­ле­ния «гла­ву» прав­ле­ния назна­чать свер­ху, тем самым све­сти на нет всю мест­ную систе­му фор­ми­ро­ва­ния управ­ле­ния и его само­сто­я­тель­но­сти от цен­тра — Сове­та адво­ка­ту­ры Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки. В таком слу­чае теря­ет­ся вся­кий смысл про­во­ди­мых выбо­ров управ­ле­ния тер­ри­то­рий (демо­кра­тии) и команд­но­го под­чи­не­ния сни­зу довер­ху еди­ной «голо­ве» Сове­ту адво­ка­ту­ры (авто­кра­тии).

Пола­га­ем необ­хо­ди­мым реши­тель­но отме­же­вать­ся от под­хо­да суб­ор­ди­на­ции к коор­ди­на­ции управ­ле­ния и дей­ствий при­су­щих непра­ви­тель­ствен­ным обще­ствен­ным орга­ни­за­ци­ям (и не идти про­тив течения).

Далее, в нару­ше­ние прин­ци­пов и норм зако­на КР «О госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции юри­ди­че­ских лиц» адво­ка­ту­ра не опре­де­ли­лась по насто­я­щее вре­мя со сво­ей орга­ни­за­ци­он­но-пра­во­вой фор­мой, назвав фор­му сво­ей орга­ни­за­ции «адво­ка­ту­рой» (ста­тья 2 п.3 Зако­на), поста­вив себе на посме­ши­ще перед парт­нёр­ски­ми адво­кат­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми стран СНГ, тогда как этот тер­мин явля­ет­ся про­фи­лем дея­тель­но­сти, но не фор­мой орга­ни­за­ции. В клас­си­фи­ка­то­ре орга­ни­за­ци­он­но-пра­во­вых норм Зако­на опре­де­ле­ны 23 вида обще­ствен­но-пра­во­вых форм, начи­ная от госу­дар­ствен­но­го пред­при­я­тия, закан­чи­вая жама­а­та­ми (общи­на­ми) и их объ­еди­не­ни­я­ми, в чис­ле кото­рых есть три каса­е­мых нас фор­мы неком­мер­че­ских орга­ни­за­ций: обще­ствен­ное объ­еди­не­ние, учре­жде­ние и фонд. Одна­ко, преды­ду­щие дея­те­ли и «зод­чие» от адво­ка­ту­ры реши­ли за всех адво­ка­тов, что имен­но учре­жде­ни­ем ОПФ «адво­ка­ту­ра» воз­вы­сим ста­тус адво­ка­ту­ры в систе­ме обще­ствен­ных орга­ни­за­ции с его осо­бой спе­ци­фи­кой дея­тель­но­сти (хотя пола­га­ем что у вся­ко­го про­фи­ля про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти есть своя спе­ци­фи­ка). Одна­ко, воз­вы­ше­ние ста­ту­са адво­ка­ту­ры этим обсто­я­тель­ством не про­изо­шло, так как не были вовле­че­ны меха­низ­мы про­дви­же­ния ста­ту­са адво­ка­та в судеб­ной систе­ме укреп­ле­ни­ем и рас­ши­ре­ни­ем про­цес­су­аль­ных инстру­мен­тов и пол­но­мо­чий адво­ка­та, без кото­рых немыс­ли­мо воз­вы­ше­ние пре­сти­жа адво­кат­ско­го статуса.

Самое важ­ное в стра­те­ги­че­ском плане.  Необ­хо­ди­мо демо­но­по­ли­зи­ро­вать инсти­тут адво­ка­ту­ры. В насто­я­щем состо­я­нии инсти­тут адво­ка­ту­ры пред­став­ля­ет собой команд­ную вер­ти­каль­ную струк­ту­ру подоб­ной инсти­ту­ту про­ку­ра­ту­ры, осно­ван­ной на прин­ци­пе еди­но­на­ча­лия. Инсти­тут адво­ка­ту­ры дол­жен осно­вы­вать­ся на прин­ци­пе коор­ди­на­ции, а не суб­ор­ди­на­ции адво­кат­ских струк­тур от Сове­та АКР, кото­рый име­ем сего­дня. Тем самым нару­ше­на ста­тья 36 Кон­сти­ту­ции Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки, где гаран­ти­ро­ва­но, что «Каж­дый име­ет пра­во на сво­бо­ду объ­еди­не­ния». В насто­я­щее вре­мя в дей­ству­ю­щем адво­кат­ском законе зало­же­ны про­ти­во­ре­чи­вые нор­мы управ­ле­ния, где в одном аспек­те, пред­се­да­тель Сове­та адво­ка­тов КР может еди­но­лич­ным при­ка­зом назна­чить пред­се­да­те­лей адво­кат­ских тер­ри­то­рий, выдав дове­рен­ность вновь назна­чен­но­му пред­се­да­те­лю, как руко­во­ди­те­лю фили­а­ла (как мы зна­ем, что все тер­ри­то­ри­аль­ные адво­ка­ту­ры в законе закреп­ле­ны как фили­а­лы юри­ди­че­ско­го лица), это с одной сто­ро­ны, с дру­гой пред­се­да­те­ли адво­кат­ских тер­ри­то­рий все-таки изби­ра­ют­ся  из чис­ла соста­ва прав­ле­ния, избран­ных на Общем собра­нии адво­кат­ских тер­ри­то­рий. Тем самым здесь изна­чаль­но зало­жен кон­фликт инте­ре­сов в струк­ту­ре фор­ми­ро­ва­ния управ­ле­ния тер­ри­то­ри­аль­ных адвокатур.

Для пре­одо­ле­ния выше­ука­зан­ных обсто­я­тельств Ассо­ци­а­ция адво­ка­тов Кыр­гыз­ста­на пред­ла­га­ет про­ве­сти демо­но­по­ли­за­цию и де-узур­па­цию кор­по­ра­тив­ной вла­сти Сове­та адво­ка­ту­ры КР, счи­тая необ­хо­ди­мым реаль­но при­дать всем адво­кат­ским тер­ри­то­ри­ям (9 тер­ри­то­рий) ста­тус не фили­а­ла, а само­сто­я­тель­но­го юри­ди­че­ско­го лица.

Толь­ко тогда инсти­тут адво­ка­ту­ры ста­нет под­лин­но демо­кра­тич­ным инсти­ту­том, где пра­во фор­ми­ро­ва­ния член­ства в адво­кат­ских объ­еди­не­ни­ях будет вез­де рав­ным и толь­ко на местах, а не в Сове­те АКР, бюд­жет объ­еди­не­ний будет фор­ми­ро­вать­ся так­же само­сто­я­тель­но, а не как сего­дня моно­поль­но Сове­том АКР (дан­ное пороч­ное явле­ние заро­ди­ло кор­по­ра­тив­ную кор­руп­цию, сего­дня име­ет­ся недо­ста­ча мно­го­мил­ли­он­ных суб­си­дий в виде всту­пи­тель­ных и еже­ме­сяч­ных член­ских взно­сов). Соот­вет­ствен­но будет рас­ти доб­ро­со­вест­ная кон­ку­рен­ция и состя­за­тель­ность сре­ди адво­кат­ских объ­еди­не­ний, а сле­до­ва­тель­но раз­ви­тие инсти­ту­та адвокатуры.

Допол­ни­тель­но о ста­ту­се тер­ри­то­ри­аль­ных адвокатур.

В справ­ке-обос­но­ва­нии Мини­стер­ства юсти­ции КР по это­му пово­ду гово­рит­ся о том, что ста­тус фили­а­ла соот­вет­ству­ет ста­ту­су адво­кат­ским тер­ри­то­ри­ям соглас­но нор­мам Граж­дан­ско­го кодек­са, в части пра­ва нет спо­ра. Оче­вид­но, что здесь нару­ша­ют­ся такие прин­ци­пы адво­кат­ской дея­тель­но­сти, как неза­ви­си­мость и само­сто­я­тель­ность не толь­ко адво­ка­та, но и адво­кат­ских субъ­ек­тов, само­об­ра­зо­ва­ний. Но, если сле­до­вать логи­ке МЮКР, и оста­вить ста­тус фили­а­ла тер­ри­то­ри­аль­ным адво­ка­ту­рам, то юри­ди­че­ское лицо долж­но либо обя­за­но обес­пе­чить фили­ал иму­ще­ством и все­ми ины­ми ресур­са­ми для его пло­до­твор­ной дея­тель­но­сти, в том чис­ле финан­со­вы­ми. На деле полу­ча­ет­ся все наобо­рот, фили­а­лы содер­жат юри­ди­че­ское лицо-Совет адво­ка­ту­ры, что идёт враз­рез с логи­кой пред­ло­же­ния МЮКР.

Таким обра­зом, если фили­а­лы содер­жат юри­ди­че­ское лицо все­ми ресур­са­ми, в том чис­ле финан­со­вы­ми, то адво­кат­ские тер­ри­то­рии апри­о­ри долж­ны быть само­сто­я­тель­ны­ми юри­ди­че­ски­ми лица­ми. В этой свя­зи вно­си­мые нами поправ­ки име­ют доста­точ­ное обос­но­ва­ние что­бы при­дать адво­кат­ским тер­ри­то­ри­ям ста­тус юри­ди­че­ско­го лица. В пред­ло­же­нии ини­ци­а­то­ра зако­но­про­ек­та вно­сит­ся в этой части сле­ду­ю­щая редак­ция: «На тер­ри­то­рии обла­стей, горо­дов Биш­кек и Ош долж­но созда­вать­ся по одной тер­ри­то­ри­аль­ной адво­ка­ту­ре в орга­ни­за­ци­он­но-пра­во­вой фор­ме – Адво­кат­ская Пала­та».  Это пред­ло­же­ние насту­па­ет на те же граб­ли, как ука­зы­ва­лось выше, когда МЮКР и Совет АКР про­воз­гла­си­ли, что адво­ка­ту­ра в сво­ей обще­ствен­но-пра­во­вой фор­ме явля­ет­ся «адвокатурой»(тавтология).  Ассо­ци­а­ци­ей пред­ла­га­ет­ся заме­нить сло­ва «в орга­ни­за­ци­он­но-пра­во­вой фор­ме» на сло­во «наиме­но­ва­ние» и изло­жить дан­ную нор­му в сле­ду­ю­щей редак­ции: «На тер­ри­то­рии обла­стей, горо­дов Биш­кек и Ош долж­но созда­вать­ся по одной тер­ри­то­ри­аль­ной адво­ка­ту­ре с  наиме­но­ва­ни­ем – Адво­кат­ская Пала­та и назва­ние адво­кат­ской тер­ри­то­рии».

Само наиме­но­ва­ние «Адво­кат­ская Пала­та» очень близ­ко по духу адво­кат­ской дея­тель­но­сти, о чём мы неод­но­крат­но гово­ри­ли и пред­ла­га­ли  в мно­го­чис­лен­ных деба­тах. Одна­ко, преж­не­му руко­вод­ству адво­ка­ту­ры импо­ни­ро­ва­ло искус­ствен­но воз­вы­сить ста­тус и при­бли­зить назва­ние бли­же к госу­дар­ствен­но­му орга­ну — про­ку­ра­ту­ре и таким обра­зом сло­вес­но под­нять «поли­ти­че­ский вес» адво­ка­ту­ры, не при­няв в рас­чёт, что про­ку­ра­ту­ра — это госу­дар­ствен­ное вер­ти­каль­ное учре­жде­ние, осно­ван­ное на прин­ци­пе еди­но­на­ча­лия, тогда как адво­ка­ту­ра это про­ти­во­по­лож­ная струк­ту­ра, ста­ло быть гори­зон­таль­ная орга­ни­за­ция, дей­ству­ю­щая на прин­ци­пе коор­ди­на­ции тер­ри­то­ри­аль­ных адво­ка­тур обла­стей и городов.

Ком­мен­та­рии. Отно­си­тель­но вопро­са роста ста­ту­са адво­ка­та. Мы пред­ла­га­ем в этой части внед­рить миро­вую прак­ти­ку, в част­но­сти, роль и ста­тус адво­ка­та в судеб­ной систе­ме США. Адво­кат в США нахо­дит­ся в систе­ме рота­ции трех его участ­ни­ков – судьи, про­ку­ро­ра и адво­ка­та и посто­ян­но меня­ют­ся места­ми. Ины­ми сло­ва­ми, адво­кат посред­ством цик­лич­ной про­фес­си­о­наль­ной рота­ции может занять место судьи и про­ку­ро­ра. Таким обра­зом, ста­тус адво­ка­та в судеб­ной систе­ме рез­ко воз­рас­та­ет и у него есть потен­ци­аль­ная воз­мож­ность в пер­спек­ти­ве зани­мать долж­но­сти судьи или про­ку­ро­ра, есте­ствен­но путём бал­ло­ти­ро­ва­ния на те или иные долж­но­сти, как про­хож­де­ние в судьи через Совет пра­во­су­дия, ана­ло­гич­но участ­во­вать на кон­кур­се вакан­сии про­ку­рор­ских долж­но­стей, под­хо­дя­щим по тем или иным критериям.

Не менее важ­ным явля­ет­ся нали­чие соб­ствен­но­сти и его вид. Зако­но­да­тель преду­смат­ри­ва­ет госу­дар­ствен­ную, в том чис­ле муни­ци­паль­ную и част­ную соб­ствен­ность и исклю­чил инсти­тут обще­ствен­ной соб­ствен­но­сти. Жизнь пока­за­ла оши­боч­ность и опро­мет­чи­вость зако­но­да­те­ля. Адво­ка­ту­ра явля­ет­ся обще­ствен­ной орга­ни­за­ци­ей, а ста­ло быть соб­ствен­ность её не может быть госу­дар­ствен­ной либо част­ной. Соб­ствен­ность долж­на быть логич­но обще­ствен­ной, как ранее име­ло место быть в проф­со­ю­зах, а затем после исклю­че­ния это­го вида соб­ствен­но­сти при­вел проф­со­юз к печаль­ным послед­стви­ям и раз­ба­за­ри­ва­нию в част­ные руки соб­ствен­ность проф­со­ю­зов. Инсти­тут адво­ка­ту­ры так­же создан как инсти­тут проф­со­ю­зов, глав­ной целью кото­ро­го явля­ет­ся коор­ди­на­ция про­фес­си­о­на­лов, защи­та про­фес­си­о­наль­ных инте­ре­сов. В этой части пред­ла­га­ет­ся пока опре­де­лить ста­тус соб­ствен­но­сти и вве­сти эту нор­му зако­но­про­ек­та, и опре­де­лить­ся с видом собственности.

Если нор­му зако­на изло­жить в редак­ции, что «Адво­ка­ту­ра осно­ва­на на част­ной соб­ствен­но­сти его учре­ди­те­лей» (ино­го вари­ан­та здесь пока нет), то соб­ствен­ность сфор­ми­ро­ва­на не 9 учре­ди­те­ля­ми пер­во­на­чаль­ны­ми чле­на­ми Сове­та АКР, не на их сред­ства, а на сред­ства (член­ские взно­сы) всех адво­ка­тов рес­пуб­ли­ки, кото­рых насчи­ты­ва­ет­ся более 4 тысяч  чле­нов, то это обсто­я­тель­ство сви­де­тель­ству­ет в поль­зу учре­жде­ния обще­ствен­ной соб­ствен­но­сти инсти­ту­та адво­ка­ту­ры. Ина­че всё иму­ще­ство, сфор­ми­ро­ван­ное в пери­од дея­тель­но­сти, будет соли­дар­ной соб­ствен­но­стью толь­ко выше­на­зван­ных 9 чле­нов Сове­та АКР, и этот нон­сенс сохра­ня­ет­ся сегодня.

Насто­ра­жи­ва­ет ещё дру­гой факт, как нали­чие кво­ру­ма на Съез­де адво­ка­тов и выдви­же­ние деле­га­тов Съез­да. Раз­ра­бот­чи­ком зако­но­про­ек­та пред­ла­га­ет­ся чле­нам управ­ле­ния Сове­та и чле­нам комис­сии по эти­ке при­дать авто­ма­ти­че­ски ста­тус деле­га­та, что вхо­дит в прин­ци­пи­аль­ное про­ти­во­ре­чие в при­ро­ду фор­ми­ро­ва­ния деле­га­тов от тер­ри­то­ри­аль­ных адво­ка­тур, избран­ных на Общих собра­ни­ях. Кро­ме того, здесь есть опас­ность откры­то­го лоб­би­ро­ва­ния инте­ре­сов дей­ству­ю­ще­го Сове­та АКР при при­ня­тии клю­че­вых вопро­сов на Съез­де. Такой мета­мор­фо­зы нет ни в одном адво­кат­ском законе стран СНГ или зару­беж­ных госу­дарств. В этой свя­зи пола­га­ем, что вно­си­мая поправ­ка МЮКР о том, что (п.2 ста­тьи 6 зако­но­про­ек­та) «Чле­ны сове­та адво­ка­тов, комис­сии по эти­ке и реви­зи­он­ной комис­сии явля­ют­ся деле­га­та­ми  и допол­ни­тель­но не изби­ра­ют­ся», прин­ци­пи­аль­но про­ти­во­ре­чит выше­ска­зан­ным основаниям.

Ком­мен­та­рии. Во избе­жа­ние кор­по­ра­тив­ной кор­руп­ции в систе­ме прав­ле­ния адво­ка­ту­ры рес­пуб­ли­ки, име­ю­щей место на дан­ный момент,  иско­ре­не­ния фак­тов узур­па­ции вла­сти, непра­во­мер­но­го  лоб­би­ро­ва­ния необ­хо­ди­мых голо­сов деле­га­тов, как это было на послед­нем II-Съез­де адво­ка­тов, на кото­рый в нару­ше­ние зако­на  было деле­ги­ро­ва­но  по 5 адво­ка­тов от 9-ти тер­ри­то­ри­аль­ных адво­ка­тур, т.е. 45 деле­га­тов. Из них 3 тер­ри­то­ри­аль­ные адво­ка­ту­ры не про­ве­ли необ­хо­ди­мые пред­съез­дов­ские общие собра­ния (горо­да Биш­кек и Ош, и Ошская обла­сти), и не пред­ста­ви­ли деле­га­тов. Кро­ме это­го, деле­га­тов от ТА Чуй­ской обла­сти баналь­но не пусти­ли в зал для уча­стия в рабо­те Съез­да адво­ка­тов. Ста­ло быть, на Съез­де долж­но при­сут­ство­вать 25 деле­га­тов, одна­ко по под­сче­там Счёт­ной пала­ты Съез­да на нем «при­сут­ство­ва­ли» 38 деле­га­тов, т.е. на 13 псев­до-деле­га­тов боль­ше. В ито­ге Совет адво­ка­тов АКР про­да­вил нуж­ные им реше­ния всех вопро­сов на оче­ред­ном Съез­де АКР. Как извест­но, чле­ны Сове­та АКР име­ют пра­во пас­сив­но­го уча­стия, т.е. без пра­ва голо­со­ва­ния, быть под­от­чёт­ни­ка­ми по вопро­сам повест­ки дня и не были деле­ги­ро­ва­ны тер­ри­то­ри­аль­ны­ми адво­ка­ту­ра­ми.   В свя­зи с чем, необ­хо­ди­мо исклю­чить бал­ласт псев­до-деле­га­тов (управ­лен­цев), не избран­ных общи­ми собра­ни­я­ми  тер­ри­то­ри­аль­ных  адвокатур.

Мини­стер­ством юсти­ции КР вно­сит­ся так­же сле­ду­ю­щая нор­ма в под­пунк­те 3 пунк­та 3 ста­тьи 81 зако­но­про­ек­та: «Комис­сия по эти­ке Адво­ка­ту­ры фор­ми­ру­ет­ся сро­ком на три года в коли­че­стве 9 чле­нов. В состав комис­сии по эти­ке Адво­ка­ту­ры включаются:1) пять пред­ста­ви­те­лей от Адво­ка­ту­ры; 2) два пред­ста­ви­те­ля от Мини­стер­ства юсти­ции Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ки; 3) два пред­ста­ви­те­ля от граж­дан­ско­го обще­ства. Мы пред­ла­га­ем дан­ную нор­му — исключить.

Ини­ци­а­ти­ва Миню­ста о вклю­че­нии в состав  Комис­сии по эти­ке Адво­ка­ту­ры пред­ста­ви­те­лей госу­дар­ствен­ных орга­нов и граж­дан­ско­го обще­ства, изло­жен­ная в дан­ной нор­ме зако­но­про­ек­та, изна­чаль­но невер­на. Подоб­ные нор­мы и про­це­ду­ры при­ме­ни­мы в госу­дар­ствен­ных учре­жде­ни­ях во избе­жа­ние кор­руп­ции. В неком­мер­че­ской, непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ции, как адво­ка­ту­ра, по сво­ей пра­во­вой при­ро­де пред­став­ля­ю­щей обще­ствен­ное объ­еди­не­ние, осно­ван­ной на член­ских взно­сах его чле­нов, доста­точ­но самим фор­ми­ро­вать Комис­сию по эти­ке из чис­ла авто­ри­тет­ных и без­упреч­ных адво­ка­тов. Иные под­хо­ды  в фор­ми­ро­ва­нии дан­ной комис­сии рас­це­ни­ва­ют­ся нами, как вме­ша­тель­ство во внут­рен­ние дела адво­ка­ту­ры, рас­пра­ва с неугод­ны­ми и неза­ви­си­мы­ми адво­ка­та­ми, кри­ти­ку­ю­щи­ми порою, как рабо­ту Сове­та адво­ка­тов КР, так и чинов­ни­ков госу­дар­ствен­ных и иных орга­нов. Поэто­му подоб­ную госу­дар­ствен­но-граж­дан­скую опё­ку к инсти­ту­ту адво­ка­ту­ры пола­га­ем излиш­ней и неуместной.

Раз­ра­бот­чи­ком зако­но­про­ек­та в под­пункт 3 пунк­та 3 ста­тьи 22 вно­сит­ся нор­ма, изло­жен­ная в сле­ду­ю­щей редак­ции: лише­ние лицен­зии про­из­во­дит­ся в слу­ча­ях непо­вы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции (в соот­вет­ствии с нор­ма­ми насто­я­ще­го Зако­на либо уста­вом Адво­ка­ту­ры, за исклю­че­ни­ем слу­ча­ев при­оста­нов­ле­ния дей­ствия лицен­зии, ука­зан­ных в части 2 насто­я­щей статьи). 

Ассо­ци­а­ция адво­ка­тов Кыр­гыз­ста­на наста­и­ва­ет на исклю­че­нии нор­мы пунк­та 3 из зако­но­про­ек­та, посколь­ку  Адво­ка­ту­ра не  явля­ет­ся  госу­дар­ствен­ным орга­ном, предо­став­ля­ю­щим госу­дар­ствен­ные услу­ги, за каче­ство рабо­ты, кото­ро­го отве­ча­ет каз­на­чей­ство.  Адво­кат — это част­но-пуб­лич­ное лицо, где в усло­ви­ях рыноч­ной эко­но­ми­ки и жест­кой кон­ку­рен­ции  юрист лич­но заин­те­ре­со­ван  в  повы­ше­нии сво­их зна­ний и в сво­ём раз­ви­тии, что­бы  совер­шен­ство­вать  и дер­жать на высо­те свою про­фес­си­о­наль­ную фор­му. Если к адво­ка­ту будут пре­тен­зии, то ответ­ствен­ность за него госу­дар­ство нести не будет, как в слу­чае с гос­слу­жа­щим, а будет отве­чать он само­сто­я­тель­но. По этой при­чине на госу­дар­ствен­ной служ­бе к вопро­су учё­бы отно­сят­ся с долж­ным вни­ма­ни­ем, в свя­зи с чем повы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции и про­ве­де­ние атте­ста­ции явля­ет­ся необ­хо­ди­мой его частью. Что же каса­ет­ся адво­ка­ту­ры и его чле­нов, то  это не госу­дар­ствен­ное учре­жде­ние, что­бы кон­тро­ли­ро­вать адво­ка­та, за  дей­ствия кото­ро­го  при нали­чии пре­тен­зии от кли­ен­та, аппа­рат адво­ка­ту­ры не отве­ча­ет, а вся ответ­ствен­ность лежит цели­ком на самом адво­ка­те перед сво­им клиентом.

Толь­ко при вне­се­нии выше­ука­зан­ных демо­кра­ти­че­ских попра­вок новая модель уста­ва выве­дет адво­ка­ту­ру Кыр­гыз­ста­на на каче­ствен­но новый уро­вень с точ­ки зре­ния струк­ту­ры и форм дея­тель­но­сти. Здесь учте­ны не толь­ко соб­ствен­ный опыт, но и прак­ти­ка дея­тель­но­сти веду­щих меж­ду­на­род­ных пра­во­вых орга­ни­за­ций СНГ, так и миро­вых, как Аме­ри­кан­ской ассо­ци­а­ции юри­стов (АВА), Меж­ду­на­род­ной ассо­ци­а­ции юри­стов (ІВА) и других.

 

ОО «Ассо­ци­а­ция адво­ка­тов Кыргызстана»

г.Бишкек, ул. Абд­рах­ма­но­ва 204, 4 этаж, каб. 8б

Тел.: +996 (709) 12-12-12 (WhatsApp), е-mail: kanatas21@yandex.ru

 

 

 

Канат Асан­ка­дыр

Эркин Садан­бе­ков

Чол­пон Темирбаева

Май­рам­бек Жумабеков

0

Автор пуб­ли­ка­ции

не в сети 2 месяца

Садан­бе­ков Эркин

6,8
Ком­мен­та­рии: 1Пуб­ли­ка­ции: 129Реги­стра­ция: 30-11-2020